.Mariel.
...ведь если можно с кем-то жизнь делить, то кто же с нами нашу смерть разделит?
Одним из немногочисленных поводов выбраться из дома Макишимы в город для Че была прогулка до развалов, где продавали старую технику, электронные компоненты, провода и – что было самым интересным там – компьютерные детали. Рынок электроники, как ему и полагалось, прятался в переулках Акихабары, казался не слишком большим, но на деле обойти его весь было почти невозможно, такое количество уличных прилавков, киосков, магазинчиков и перемещающихся с место на место торговцев с простыми картонными коробками, на которых они выкладывали товары, назначение которых не всегда понимали, помещалось на маленьком пяточке между тремя заброшенными небоскребами. Рынок был отдельно тем забавен и симпатичен, что такие места попадались почти во всех книгах, фильмах и аниме определенного жанра, выглядели совершенно одинаково и скрывали в себе множество интересных и важных для сюжета вещей. Последний пункт то ли отменился сам собой под влиянием Сивиллы, то ли личный сюжет Че не подразумевал кибер-мозгов с гипно-фильмами и шкатулок-миров, но почти все, что ему попадалось на этих развалах, он без труда мог бы заказать через сеть, так что такие прогулки были для него развлечением, возможностью высунуть нос из волшебной кроличьей норы и в очередной раз убедиться, что в реальном мире надолго задерживаться не стоит.
В этот раз он возвращался через летний город, привычно петляя между невидимыми зонами охвата городских сканеров оттенка, с пучком не очень ему нужных, но показавшихся симпатичными фиолетово-зеленых шлейфов для серверного шкафа. В обитаемом Токио работали системы климат-контроля, и даже в последние дни августа не наступало положенной удушливой жары. Людей на улицах было не больше и не меньше, чем обычно. По делам японцы передвигались в основном на своих электромобилях, свой досуг добропорядочные граждане проводили в рекомендовано одинаковом режиме круглый год, время прогулок наступало ближе к половине седьмого вечера, когда в основной части офисов заканчивался рабочий день, а в районе трех свободные часы были только у школьников, и их они чаще всего проводили в парках-голограммах или в развлекательных центрах с пластиково-блестящими магазинами и кафе, предлагающими все многообразие ненастоящих блюд из одного и того же гиперовса.
Город был мирен и тих, но что-то во всей этой летней тишине вызывало у корейца ставшее за последние несколько лет непривычным чувство тревоги. Он остановился на перекрестке ненадолго, задумавшись. Вернее всего было бы назвать это ощущение предчувствием. Че проверил телефон: звонки, сообщения и почту, но там не нашлось ничего, похожего на объяснение. На углу напротив кореец заметил симпатичный новенький супермаркет, которого еще не было, когда он шел этим маршрутом последний раз. В витрине радужной пирамидой стояли бутылки с разноцветной газировкой, и Че решил зайти и купить себе что-нибудь кислотно-зеленое – вдруг поможет отвлечься от неприятного и навязчивого тревожного зуда? В супермаркете сильнее, чем стоило бы, гонял почти ледяной воздух кондиционер: то ли от холода, то ли от нервов (интересно, темнеет ли сейчас мой психопаспорт?) заныла спина. Че быстро дошел до холодильника с напитками, открывая дверцу на присоске, резко обернулся, ощутив на себе что-то похожее на пристальный взгляд, не увидел никого, даже обычной камеры, раздраженно вздохнул (а я-то думал, я избавился от паранойи…), не глядя взял с полки бутылку с персиково-розовым напитком и пошел на кассу. Перед ним покупал нелепый набор из закусок к пиву и детских сладостей в ярких пакетиках высокий парень в белой куртке и кепке с низко надвинутым на лицо козырьком. (так обычно ходят, если не хотят светиться на камерах…) Че насторожился еще больше – парень как-то подозрительно сочетался с его болью в спине. Тот в свою очередь на корейца даже не взглянул, быстро расплатился наличными и вышел, с тихим шуршанием за ним закрылась, выпуская на улицу немного перестуженного воздуха, автоматическая дверь. Че заплатил за газировку, на всякий случай еще раз огляделся на выходе и свернул в ближайший переулок – этот маршрут предполагал лишний крюк, но сейчас такой вариант показался хорошей идеей (я приду домой, и мне будет смешно…).
- Приветик, Че Гу-сон, - прервал его оптимистичную мысль вкрадчивый голос. В проулке, куда он только что свернул, прислонившись спиной к стене и держа на сгибе локтя пакет из супермаркета, стоял тот самый парень в белой куртке. Кепка теперь была сдвинута на затылок, позволяя увидеть торчащие из под нее пряди выкрашенных в фиолетовый цвет волос и длинные прищуренные глаза. В правом, обреченно припомнил Че, три искусственных зрачка.
- Сегай.
- Неожиданная встреча, правда? Ты как будто не рад? – его собеседник довольно улыбался. – Хорошо выглядишь. Даже странно, после того, в каком виде ты был, когда мы расставались. Как твой симпатичный не очень умный друг и сестренка?
Еще одно хорошо забытое чувство – Че очень захотелось при этих словах ударить Сегая. Мозг, несколько секунд пребывавший в ступоре от невозможности произошедшего, заработал в ускоренном режиме, гася лишние сейчас эмоции. Макото Сегай в те времена, когда они с Че были знакомы, служил в корейской разведке в звании майора. Он был одним из кураторов «на земле» группы японских резидентов, в которую входил Че. А потом (не хочу об этом вспоминать…) командовал отрядом, в ходе тесного общения с которым Че получил отзывающийся сейчас на слишком хорошо знакомый голос застарелой болью перелом позвоночника, лишился некоторых частей тела и получил на руки сумасшедшую (впрочем, мне успешно удавалось не обращать на это внимание несколько лет) сестру. Это все было уже не слишком важно. Важно было другое: что сейчас Сегай делал в Японии, и чем это было чревато для Че. Сбежать из переулка так, чтобы это не имело последствий, сейчас не получилось бы: либо придется попасть под сканеры и тогда появится неприятная вероятность столкнуться с Бюро, либо, что вероятнее, Сегай просто не даст Че сбежать. Вряд ли его жизнь в последние годы походила на мирное существование в доме Макишимы среди книг, техники и цветов.
- Как ты меня нашел?
- Повезло. Кто же знал, что Токио настолько маленький город, что мы вдруг окажемся с тобой в одном и том же магазине, а? – Сегай наугад достал из пакета какую-то шуршащую упаковку, кажется, с мармеладом, повертел в руках, рассматривая, видные через прозрачную часть яркие конфеты. – Хочешь?
- Нет, спасибо.
- Ну и зря, - бывший (или действующий?) майор надорвал пакетик и сунул себе в рот мармеладку.
Случайность могла быть правдой. Это было бы и слишком хорошо, и слишком плохо одновременно. Хорошо – потому что означало бы, что никто в Корее не знал о том, что Че жив и в Токио, его не искали специально и за ним не следили (кому я вообще могу быть там сейчас нужен?) . Плохо – потому что такое фатальное невезение ничем хорошим не может быть по определению, и теперь Сегай точно не отвяжется от него. Даже если никаких планов в отношении Че у него и не было, они точно появились сейчас – думал майор всегда быстрее, чем это было бы удобно остальным.
- Чудесная страна Япония. Чем ты сейчас занимаешься?
- Может, обойдемся без преамбул? – Сегай отлично умел болтать на, казалось бы отвлеченные и ничего не значащие темы, сбивая своих собеседников с мыслей и заставляя их теряться в бесконечных потоках слов, и Че надеялся избежать сейчас воздействия этих чар. – Что тебе от меня нужно?

@темы: тексты