05:58 

Дурацкий текст в лучших традициях юношеского фанфикшн

.Mariel.
...ведь если можно с кем-то жизнь делить, то кто же с нами нашу смерть разделит?
Привод Леви отдал на положенный профилактический осмотр сразу по возвращению в замок и теперь, стоя у себя в комнате и пытаясь унять дрожь в руках, расстегивал, казалось, вросшие в кожу через одежду ремни с креплениями. Он с закрытыми глазами мог бы повторить на манекене этот узор из красных полосок – ад начнется следующим утром, а пока остатки адреналина позволяли делать вид, что тело цело, здорово и невредимо. Вот только руки не слушались – такое с капралом было впервые.
Первый удар в дверь был настолько тих и нерешителен, что его поглотило бряцанье пряжек, крепивших конструкцию привода на плечах. Следующие два прозвучали более уверенно.
- Кто там еще?
- Леви, это я, Петра, - приглушенно раздалось из-за двери.
- Чего тебе? – в обычных обстоятельствах он бы, наверное, предложил ей войти. Девочка была редким, почти уникальным случаем, когда капралу кто-то был симпатичен, но, вопреки обыкновению, он не начинал вести себя с этим человеком еще более неприятно, чем обычно. Но сейчас на симпатию не хватало моральных сил. Хорошо, что она осталась цела после этой вылазки…
- Тебя зовет Ирвин. То есть… - голос оборвался.
- То есть – что?
- Он приказал привести тебя.
Леи вздохнул, с тоской осознав, что ремни придется поносить еще какой-то время. Что ж, этого следовало ожидать.
- Сейчас, - он бросил задумчивый взгляд на брошенную на идеально заправленную кровать куртку и только сейчас осознал, что на ней не осталось ни живого, ни чистого места. Надо полагать, рубашка выглядела не лучше, но какая разница?
Капрал открыл запертую на ключ дверь, мрачно посмотрел на взволнованную Петру.
- Леви, что случилось? – девочка нервно сцепила пальцы.
- Понятия не имею, - солгал капрал. – Иди отдыхай. Где кабинет Ирвина, я знаю.

Смит сидел за столом – как всегда и был непроницаемо невозмутим – как всегда. Когда Леви без стука вошел в кабинет, капитан молча указал ему на стул напротив.
- Можешь ничего не говорить, - вместо того, чтобы сесть, Леви остался стоять, опершись локтями на высокую резную спинку. Красивая старинная мебель, которой был обставлен замок, походила на воплотившиеся иллюстрации к сказкам и нелепо диссонировала с бытом разведотряда. Первое время это бросалось Леви в глаза и раздражало его, но потом он привык – года три назад.
- Я боюсь, что поговорить нам все же необходимо, - злится? Или только выполняет свои формальные обязанности? Что вообще происходит в этой голове за непроницаемо голубыми, кажущимися иногда ледяными или стеклянными глазами?
- Любой другой на твоем месте меня поблагодарил бы. Хотя бы, - капрал невесело улыбнулся правым уголком губ.
- То, что ты себе позволяешь, недопустимо в тех условиях, в которых мы действуем, Леви.
- Никто не пострадал.
- Это совершенно ни о чем не говорит, - холодно оборвал его Ирвин, Леви, впрочем, не слишком стремился отстоять собственную правоту. Все происходящее напоминало неприятную медицинскую процедуру – нужно было просто дождаться окончания, и тогда можно будет уйти к себе и не видеть никого до завтра. А лучше до послезавтра. – Я надеялся, что за прошедшие пять лет ты научился понимать, что рассчитывать на везение не стоит.
- Я рассчитываю на себя, Ирвин, - капрал качнулся вместе со стулом, смотреть на Смита он избегал, внимательно изучая золотистые точки на вытертой бархатной обивке сидения.
- Своими действиями ты ставишь под угрозу все и всех. Подумай хотя бы о людях вокруг.
- Я думал, - формальность беседы с каждым словом становилась все более невыносимой. Иногда Смита хотелось встряхнуть с такой силой, чтобы с него уже наконец слетело это безупречное спокойствие человека, всегда лучше всех знающего, как и что нужно делать.
Ирвин нахмурился.
- О чем ты думал?
- Мать твою, Смит, когда я вытаскивал тебя из зубов титана, я думал о тебе! – Леви резко выпрямился, скрещивая руки на груди, и посмотрел капитану прямо в глаза. За все время их знакомства он, наверное, впервые повысил голос. На несколько секунд воцарилась неуютная тишина.
- Мы оба очень устали за эти два дня, - Ирвин вздохнул, и капрал вдруг заметил, что Смит выглядит измученным и точно так же, как и он сам, даже не успел переодеться. – Я понимаю, чем ты руководствуешься в своих действиях, но, если ты не можешь меня понять, Леви, просто поверь мне – нам нельзя оглядываться. Если мы будем делать это, рано или поздно по нашей вине погибнут если не все, то многие. Чтобы спасти кого-то, нужно идти вперед.
- О чем ты думаешь, Смит? – Леви продолжал смотреть на него, но ему все также не удавалось ни разглядеть, ни понять ответа на множество накопившихся вопросов. – Когда говоришь мне все это, когда отдаешь свои приказы, когда не оглядываешься? О спасении человечества? Правда?
- Правда, - Ирвин кивнул – так просто и обыденно, как будто его спросили, будет ли он завтракать.
- Я завидую тебе, - Леви поморщился как от зубной боли, зачем-то посмотрел на книжные полки, полностью закрывающие в кабинете две стены, подошел, дотронулся до корешка одной из книг. – Все так хотят во что-то по-настоящему верить, а тут вдруг такой ты, у которого это получается, - глухо выговорил он, стоя спиной к Смиту.
- Ты ни во что не веришь?
Вместо ответа капрал, развернувшись на каблуках, в два шага подошел к столу со сторону Ирвина, положил ладонь ему на шею и, неудобно загнувшись, поцеловал в губы. Леви отстранился раньше, чем капитан мог бы успеть оттолкнуть его или поцеловать тоже.
- Я продолжу делать вид, что верю тебе. Но это просто решение.
- И как это понимать?
- Понимай как хочешь, - и Леви поцеловал Смита снова.


@темы: тексты

URL
   

Кладовка с ментальным хламом

главная